Информационно-аналитический еженедельник 'Вятский Наблюдатель'

Hомер 41 за октябрь 2003 года.

  Криминал

 •• Как пропадают люди

 Женщину-врача задержали на восемь часов за переход улицы на красный свет.

Врач Татьяна Чернова отправилась в этот солнечный августовский день пораньше на обед. В киоске у областной больницы купила себе мороженое и направилась домой. Она и представить не могла, что очутится в своей квартире только спустя почти восемь часов, в синяках, ушибах и с сотрясением мозга.

- Я переходила через улицу Горького, когда боковым зрением заметила человека в форме, - вспоминает Чернова. - На то, что перехожу на красный свет, даже не обратила внимания - машин на дороге не было.

Молодой человек в милицейской форме окликнул ее: "Вы создали аварийную ситуацию!" Это на пустой-то дороге? Показал удостоверение участкового уполномоченного, выданного на имя Александра Басманова, сотрудника Ленинского РУВД, и пригласил пройти с ним.

Татьяна достала из сумочки паспорт - выписывайте штраф. Но он упорно хотел сопроводить ее в отделение. Доводы, что женщина спешит, и денег с собой нет, Басманова не устроили. Она шла к дому - он преграждал ей дорогу. Навстречу попался молодой человек с мобильным телефоном. Татьяна попросила его вызвать милицию, настоящую милицию.

Скоро машина подъехала. И уже трое не обделенных силой мужчин впихнули ее, хрупкую интеллигентную женщину, хирурга и заведующую отделением гемофилии института переливания крови, в милицейский УАЗик. Головой под заднее сиденье и руками назад. Туфли, спавшие при "посадке", швырнули следом.

Сверху на нее сыпались удары. Хотя, как написала потом проверяющая из прокуратуры Светлана Мезрина, женщина просто "...ударялась частями тела о части машины". А еще оказывала сопротивление и пыталась оцарапать, укусить (это из-под сиденья-то с вывернутыми назад руками!). И то, какими словами ее, не привыкшую к такому обхождению, называли стражи порядка, сказать язык не повернется. Да и не доказать. Это теперь Татьяна всерьез хочет носить с собой газовый пистолет и диктофон.

 Как жить с этим? - Уехать бы отсюда, - говорит она. - Но как? Ведь родной город. Здесь прошло детство, вся жизнь.

Татьяна была на стажировке в Штатах, в Англии, в Голландии. Но нигде, ни в одной стране не видела такого "обхождения", хотя и была там чужой.

После трех часов в камере административного задержания ей разрешили позвонить на работу.

- Татьяна Александровна позвонила в три часа, даже не плакала, рыдала в трубку, - вспоминает о событиях 5 августа старшая сестра отделения Светлана Салдаева. - Попросила передать главврачу, чтобы на работе ее не ждали, и дочке, чтобы не волновалась. Сказала, что ее избили до синяков, голова болит, шея не ворочается.

Татьяну выпустили в девятом часу вечера. Со справкой о том, что в камеру она не помещалась. Она до сих пор с омерзением вспоминает, как хотелось принять душ, переодеться, избавиться от этой грязи.

За что она просидела в камере с бомжами и нарушителями паспортного режима шесть часов - она не понимает. На нее даже не составили протокол, не выписали штраф за административное правонарушение, не спросили паспорт, который был с собой.

- Зато понятно теперь, как теряются некоторые люди, - говорит Татьяна. - Уходят на работу и не возвращаются.

За нее, по крайней мере, было кому постоять. Ее искали и главврач, и облвоенком Владимир Быков, и замначальника ГИБДД полковник Александр Савчук. Почти сразу же после того, как задержали Татьяну, в Ленинский РУВД приехал судья Иван Залесов, муж ее сестры.

Но для возбуждения уголовного дела Ленинская прокуратура с двух попыток расследования оснований не увидела: "Сотрудники милиции действовали в соответствии с законом о милиции".

Это не закон такой. Это его так читают. На самом деле, во второй его статье первейшей задачей "органов" декларируется обеспечение личной безопасности граждан. То есть, Татьяны Черновой в том числе.

Начальник Ленинского РУВД Виктор Пентегов, сказал, что такие факты тоже не терпит и лично извинился в тот же день перед Татьяной Черновой. Материалы по этому факту были направлены в инспекцию по личному составу для служебной проверки.

Последние два месяца Татьяна с трудом может уснуть. "На память" от ударов осталось посттравматическое нарушение слуха. А ведь от нее - хирурга высшей категории - зависят жизни 170 больных гемофилией во всей области. Да еще 268 гемофиликов Нижнего Новгорода, куда она часто ездит в командировки. Это именно ее нижегородские коллеги первыми прокричали на своем сайте в интернете о беспределе, творящемся в Вятке.

  Олег ПРОХОРЕНКО

 •• На работу с синяками Читатели наверняка помнят о молодом парнишке из троллейбусного управления Алексее Казакове, которого милиционеры вытащили из троллейбуса и, отвезя в Октябрьский РОВД, продержали полдня. Он вышел с обезображенным лицом и распухшими от наручников руками. Тоже "опоздал на работу". Алексей Казаков до сих пор теряет сознание даже дома, а его отец Владимир пытается добиться правды и наказания обидчикам. Но уже полгода стучится в глухую стену.



Hазад