Информационно-аналитический еженедельник 'Вятский Наблюдатель'

Hомер 10 за март 2002 года.

  Спорт

 •• Новые амазонки Спорт

 В Слободском есть школа верховой езды, которой нет Четыре хрупкие девочки несут на плечах огромные по сравнению с ними седла. Они только что закончили свою тренировку - можно спрятаться от метели в домике, передохнуть после занятий и попить чаю.

Поодаль у высокого сооружения из красного кирпича - не то гаража, не то котельной стоят миниатюрные расписные сани. Через ворота внутри здания едва различимы крупы лошадей. Наконец, навстречу нам выходит хозяйка - Екатерина Вершинина. Узнав, с какой целью мы к ней пожаловали, спрашивает:

- Вот ты собрался о лошадях писать, а сам когда-нибудь верхом ездил?

Приходится честно признаться, что нет.

- А ты весной приезжай сюда, мы тебя посадим на лошадь. Летом, когда просохнут лесные тропы тут места вообще замечательные!

А пока мы впрягаемся в сани - оказывается они совсем легкие - и заводим их в конюшню, аккуратно сняв оглобли.

Если бы она три года назад знала, что ждет ее впереди не спокойная жизнь ребячьего тренера, а хождение кругами по кабинетам администрации Слободского, наверное еще одумалась бы и нашла себе занятие поспокойнее. Но, такой уж видно она человек, Катя Вершинина, что не признает непреодолимых барьеров в жизни и безумно любит лошадей.

 "Идея хорошая..." Потом она организовала для ребят конную секцию при Слободском совхозе, но лошадей распродали, служила в ракетной воинской части при лошадях - часть расформировали. Тогда решила создать свою школу верховой езды, чтобы уже не зависеть от "направления ветра".

Решить-то решила, а как это сделать? Искала помещение под конюшню. Наконец своим упорством выходила здание - бывший гараж бывшего сплавучастка на Каринском Перевозе, за Вяткой. Нашла и лошадей. Молодых жеребиц дал на выездку один из колхозов. Как раз перед прошлым Новым годом, 30 декабря.

Клички у двух лошадей Камиллы и Фаи уже были, а трем дали сами - Зорька, Малышка и Ася, названная так в шутку за вороную масть в честь тети Аси из рекламы. Когда их привели - было страшно смотреть: хвосты в репье, ноги в ошметках грязи. Ксюша взглянула тогда на хвост и говорит: "Может мы его обрежем?" Девочки окружили лошадей заботой, вымыли, расчесали и они ответили взаимностью.

 Ракета в обмен на сбрую Упряжь ей пришлось покупать самой, чтобы было на чем катать ребят - четыре седла и три уздечки. Что-то пытается шить сама.

- А сколько сейчас седло стоит?

- Если нормальное седло 4-4,3 тысячи. То, на чем мы ездим - это ненормальные седла. Ведь когда в них сидишь, то должна быть очень аккуратненькая посадочка. Одни, строевые, слишком громоздки, их можно использовать под туризм и под постушенье. Другие - "ширпотреб". У меня в пределах 15 тысяч на это ушло. Сумма небольшая, но из меня-то, конечно, все выжато.

Все - это Катина лошадь Ракета. Ее-то и пришлось продать за 15 тысяч в Петропавловское, чтобы девчонкам было на чем ездить.

- Муж помогает?

- Он тем помогает, что терпит это все. И кормит. Я считай с утра до позднего вечера здесь, без выходных. И дети терпят - у меня их трое.

 С девчонок брать стыдно Есть лошади, есть корм, но денег как не было, так нет. Работает Екатерина на своем энтузиазме, а в налоговой только отчитывается об отсутствии доходов. С девчонок ей брать как-то стыдно. Все-таки пять лет уже занимаются бесплатно. А оформить официальную ставку никак не получается.

...Пока на реке еще стоит лед, девочки-семиклассницы бегают домой через Вятку - автобусы ходят сюда всего четыре раза в день. Проводили они до города и нас, по известной одним только им секретной тропе, помеченной вешками и невидимой за плотной завесой пурги.

  Олег ПРОХОРЕНКО

 •• В погоне за мечтой Началось все тогда, когда девятилетней городской девочкой она впервые села в не по размеру большое строевое седло и сделала первые шаги верхом. Все школьные тетрадки были как сочные пастбища усеяны конями. В девять лет она уже сенокосила со взрослыми на конных граблях, а в тринадцать отправилась из Слободского в Киров на ипподром. Услышала, что там можно научиться профессионально верховой езде.

Три месяца моталась после уроков туда-обратно, но так ничему не научилась. Лошадь давали в прокат, занятия часто переносились из-за непогоды. Пришлось после восьмого класса поступать в Уржумский зооветеринарный техникум, где была конноспортивная секция. Но и там о профессиональной выездке и речи не могло быть.

И, наконец, нашла то, что нужно - в Лебяжье. Там Катю посадили на настоящую спортивную лошадь. Сдала на третий разряд по выездке, на второй, через год уже на первый. А потом эту лошадь продали - так первый разряд и остался. О той славной поре напоминает только парадно-выездной катин цилиндр.



Hазад