Информационно-аналитический еженедельник 'Вятский Наблюдатель'

Hомер 8 за август 1998 года.

Самое важное

 •• В "деле Бачинина" - новый поворот

12 августа в Первомайском районном суде (судья Литвинов) завершилось рассмотрение уголовного дела по обвинению М.Соснина, проживающего в поселке Мурыгино Юрьянского р-на, в хранении в крупных размерах наркотических средств (ст.228 ч. 1 Уголовного Кодекса). В ходе судебного заседания выяснились детали, которые указывают на возможную причастность к преступной деятельности некоторых сотрудников оперативных подразделений Кировского Управления внутренних дел, в частности, отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН). В связи с существенной неполнотой проведенного предварительного следствия суд своим определением направил дело на дополнительное расследование.

Общественный защитник Соснина (просивший не называть его фамилии, назовем его Е.) подал заявление в городскую прокуратуру с просьбой не возвращать дело в органы милиции ввиду их возможной заинтересованности в приглушении разгорающегося скандала. В связи с этим в деле, возбужденном в прошлом году против главного редактора "Вятского наблюдателя" С.Бачинина, открываются новые обстоятельства, указывающие на его невиновность и на несправедливость приговора Ленинского районного суда от 30 марта 1998 года, осудившего Сергея Игоревича за хранение наркотиков.

Напомним суть дела Соснина (впервые на страницах "ВН" оно было упомянуто в статье "Дело Бачинина": Приговор ожидается на следующей неделе" - N 22 за 22 марта 1998 г.), по версии самого Михаила. В ноябре 1997 года его друг К. попросил передать несколько граммов марихуаны общему знакомому в Мурыгино. Друзья прошли в туалет кафе "Вятские зори", где К. начал отсыпать Соснину наркотик из бумажного пакета. За этим занятием их застал наряд милиции. Было возбуждено уголовное дело, но почему-то только против Соснина. К. чудесным образом не пострадал, а в начале января Михаил прочитал текст заключения эксперта-криминалиста о том, что растительная масса в полиэтиленовой сумке и бумажном пакете К. является травой для желудка!

Соснин начал догадываться, что его сознательно "подставили", и отправился на квартиру К. в Кирове, где высказал своему бывшему другу все, что о нем думает. В это время К. - вместе со своим другом Юрой - занимался приготовлением опиума из маковой соломки, разложенной в пять больших мешков. Соснин протянул руку в один из них - и достал сорванную бирку, которой, как он знал, опечатываются вещественные доказательства в эксперт но-криминалистическом управлении Кировского УВД...

Через несколько часов напуганные Юра и К. появились в его квартире в Мурыгино. Они предложили купить целый пакет марихуаны. Соснин отказался, но через 15 минут после их ухода в дверь постучали сотрудники милиции, которые в ходе последовавшего обыска нашли то, что пытались продать два нежданных гостя.

После этого уголовное дело против Соснина завертелось с новой силой. Михаил пытался объяснить, кто и каким образом подбросил ему наркотики, но это не изменило мнение следствия: виновен! Последствия, правда, были. Сначала, после заявления в прокуратуру, 12 января было издано постановление о привлечении К. к делу - в качестве свидетеля. Но уже 14 января он был обнаружен в собственной квартире повесившимся (или повешенным).

А вслед за показаниями следователю Скибинской на допросе 3 февраля (в том числе и о некой "Толстом", подвозившем на машине наркотическое сырье для Платонова и К.) утром 4 февраля к Соспину в Мурыгино приехали оперативные работники милиции и предложили проехать в месте с ними в Киров для изменения показаний (о содержании которых они почему-то были хорошо осведомлены), после чего дело против Соснина будет якобы прекращено. Однако обстоятельства сложились таким образом, что в помещении Кировского ОБНОНа Соснин случайно встретился со Скибинской, которая очень удивилась, спросив, что он здесь делает, и заявив, что ни для какого допроса она его не приглашала.

В марте Соснин из "Вятского наблюдателя" узнал, что в "деле Бачинина" фигурирует странный свидетель обвинения Юрий Платонов из Мурыгино (тот единственный свидетель, который якобы видел Бачинина курящим марихуану. Когда Бачинин и его адвокат Залесов попытались на суде выяснить некоторые подробности биографии Юрия Александровича, судья С.Каштанюк отказала, сославшись на ... Закон "Об оперативно-розыскной деятельности"). Фамилию Юры (товарища К.) он до этого не знал, а поскольку К. к этому времени был уже мертв, то установление личности его визави было для Соснияа вопросом высшей важности. Михаил приехал в редакцию "ВН", попросил показать фотографию Платонова, по которой сразу узнал Юру.

Круг замкнулся: уголовные дела против Бачинина и Соснина оказывались объединенными одним человеком, фигурирующим в одном деле в качестве главного свидетеля обвинения, а в другом -как тот, кто, по словам Соснина, подбросил ему наркотики.

Тем временем по просьбе И.Залесова товарищ Бачинина Л. (ставший впоследствии общественным защитником Соснина) поехал в Мурыгино для установления действительного места проживания Платонова. Дело в том, что в материалах уголовного дела его адрес был тщательно заштрихован, и адрес, указанный им на суде (ул.Железнодорожная, 8), мог оказаться ложным. Так на самом деле и оказалось: Платонов был зарегистрирован по другому адресу, на ул. Железнодорожной одно время проживал (вместе с К.), но в доме 6, а на момент суда над Бачининым несколько месяцев этот дом пустовал.

Но это еще полбеды. Самое интересное о Платонове и К. рассказали их бывшие соседи по улице. Одному из них, например, Платонов так же, как и Соснину, подбросил наркотики, после чего явились с обыском ОБНОНовцы (правда, до возбуждения уголовного дела не дошло). На глазах соседей Платонов и К. готовили у себя в квартире наркотик из маковой соломки, которая была у них постоянно.

Эти и другие факты заставили Е. написать заявление в городскую прокуратуру. В заявлении указывается на большую вероятность того, что К. являлся негласным агентом милиции, а Платонов был вынужден работать на милицию "на общественных началах", будучи в полной зависимости от передаваемых ему наркотиков; что Кировский ОБНОН привлекал Платнова и К. к проводимым операциям, в том числе противозаконным по подбрасыванию наркотиков ни в чем не повинным гражданам (для демонстрации качественной работы отдела или для дискредитации политической оппозиции); что сотрудники ОБНОН поставляли им сырье для при готовления наркотиков; что эксперты ЭКУ УВД подтасовывали результаты эк спертиз таким образом, что растительные массы из одного и того же пакета в одном случае назывались марихуаной, а в другом - травой для желудука; что сотрудники милиции сознательно склоняли к лжесвидетельствованию зависимых от них граждан.

Вряд ли те, кто в августе прошлого года организовывал провокацию против Бачинина, предполагали, что дело приобретет такой оборот и повернется таким образом, что вместо дискредитации главного редактора речь пойдет о возможном существовании в рамках кировской милиции преступной организации, по меньшей мере, грубо попирающей гражданские права обыкновенных людей.

   Светлана ИСАЙЧЕНКО

P.S. Первомайский районный суд в своем определении по делу М. Соснина предложил следственным органам решить вопрос о привлечении к уголовной ответственности Платонова Ю.А. в связи с его возможной причастностью к сбыту наркотиков.

Номер от 21.08.1998


Hазад