Информационно-аналитический еженедельник 'Вятский Наблюдатель'

Hомер 16 за август 1997 года.

Культура

 •• Тамара Воробьева: Певческое паломничество в Чикаго

С 26 июля по 9 августа вятская певица, заслуженная артистка России ТАМАРА ВОРОБЬЕВА в составе Костромского архиерейского хора путешествовала по США. Она дала эксклюзивное интервью своей любимой газете - <Вятскому наблюдателю>.

<ВН>- ВОРОБЬЕВА Т. Серафим, род. 11 марта в д. Воробьи Слободского р-на 9-ым ребенком в семье рабочего Серафима и домохозяйки Серафимы. Дед - регент хора. Закончила Слоб. музшколу,Кир. уч-ще иск-в (1971), Ленингр. ин-т к-ры (1980, заочно). Сейчас преподает хоровое пение в в Кир. музшколе ь1 (с 1971), солистка Кир. филармонии (с 1983) и архиерейскогохора кафедрального Богоявленско-Анастасиина собора Костромы (с 1990). Засл. арт. РФ (1995). Пристрастия: мемуары мастеров искусств, русс, духовная музыка, нар. песня, русс, романсы и муз. классика.

В андроповское время после зубодробительной статьи в <Советской России> Тамаре пришлось уйти из церковного хора Серафимовского собора в Кирове. А потом бывший секретарь Кировского епархиального управления Александр Могилев, ставший Костромским владыкой, пригласил ее петь в архиерейском хоре кафедрального собора Костромы. Как солистка костромского хора Тамара записала лазерный диск <Радуйся, Русской земли утверждение!>, объездила Англию, Германию, Италию, а сейчас добралась и до Америки.

По приглашению американского женского хора <Ункалунг> (г.Мадисон) Тамара и два с половиной десятка ее костромских коллег провели пару летних недель в городах Чикаго, Шауано, Мадисоне, Клинтонви-ле, Апплтоне. Поездку организовали Министерство культуры РФ и международный центр искусств США - на деньги американского бизнесмена Кинга, который бутилирует родниковую воду <Костромскую>, освященную владыкой Александром (Могилевым).

Хор выступал в штатах Иллинойс и Висконсин - в храмах и фирмах, в лютеранской страховой компании и в мадисонском Капитолии, а также участвовал в празднике индейского племени меномине (в резервации Пау-Уау). <Лучший церковный хор России> - так их здесь представляли - пел не только духовную музыку Чеснокова, Чайковского, Рахманинова, Бортнянского, но и обработки народных песен. Особенно всем понравился <Вечерний звон> в обработке Свешникова - и нашим эмигрантам, и американцам: русская народная песня не требовала перевода. Во время богослужений в лютеранских храмах православный костромской хор, не нарушая протестантский канон службы, исполнял общехристианские песнопения - с финальным пожеланием <Многая лета>. Тамара Воробьева (лирическое сопрано) солировала.

Довелось петь и вместе с хозяевами - с хорами <Анжелика> и <Ункалунг> (ункалунг - тайваньский музинструмент). <Мы поем серьезно, тяжеловесно, богато по тембру, - говорит Тамара, - а американцы - легко, без всякого надрыва, без усилий. Наша хозяйка в Мадисоне - участницахора "Ункалунг" - говорила: "Мы, американцы, поем играючи, а ваши поют - и-э-эх, как бурлаки на Волге">. По мнению Тамары, в манере пения проявились коренные свойства двух народов - игровая легкость американцев и глубокая задушевность русских. Воробьева продолжает: - Они живут сами по себе. Как сказали Галина Волчек и Олег Табаков, американцы - инфантильный народ. Но в Америке я видела только хорошее: там все сделано для того, чтобы жить было удобно и приятно. И если у них в вокале другая манера - может быть, менее глубокая, более легкая, так это ИХ дело, ИХ желание. Они и поют в основном легкую музыку - типа <Буги-вуги> и <Подмосковных вечеров>. А нам и петь-то иногда тяжело - голос нездоров от нашей экологии, жизненного неустройства и стрессов. Вот их одежда - все натуральное, удобное: полные люди носят шорты без всякого стеснения, а женщины привычно надевают платье вместе с кроссовками, а мы, чтобы это надеть, еще подумаем, сочетается ли. Пьяных мы там не видели. Американцы пьют чай, кофе и соки со льдом. Без спиртного общаться проще и быстрее: после концерта где-то часик посидишь - и вот так узнаешь что-то новое. Многочасовых пьяных посиделок мы не видели. На концертах вхрамах нас слушали в основном люди среднего и преклонного возраста, а молодежь занималась где-то в других местах - творчеством, учебой, спортом, танцами. Чувствовалось, что американцам русская манера пения нравится. Американский народ - очень добрый, гостеприимный, они так искренне к нам относились, по-родному. Я поразилась, что когда мы уезжали из семей, в которых жили, то у хозяев - даже у мужчин - глаза были в слезах...

В последний день, когда гости улетали из Чикаго, о.Иов - владыка Зарубежной Русской Православной Церкви в США - устроил для хора обед в русском ресторане. Звучавшие там записи русских романсов сменились живым пением костромичей. Исполняли не только духовные песнопения типа <Взбранной воеводе>, но и опять же полюбившийся всем <Вечерний звон, оот, оот, пот тапу 1поидп1з наводит он...> Это был вроде бы не концерт - под картофельные пельмени, осетрину, севрюжину, пироги с тыквой, красную икру и лимонную водку, но, по воспоминаниям певицы, выкладываться пришлось. Чикагскому владыке понравилось весьма - он благословил всех певчих.

В интервью <Наблюдателю> Тамара вспомнила, что за участие в гала-концерте, посвященном 200-летию Вятской губернии, глава департамента культуры Геннадий Балыбердин вручил ей благодарственную грамоту, но на юбилейные концерты в Москву певицу не взяли. Зам Евгений Деришев потом объяснил ей: <Ну, Вы же капризная, а в Москве условий для голоса не так много, поэтому я не предложил Вам>. Воробьева улыбается: <Ну, не взяли - и ладно. Петь перед пустыми залами, хоть и столичными,- тоже ничего хорошего. Я лучше съезжу в Америку и спою перед полными залами - с костромским хором>.

Артистка несколько устала мотаться между Вяткой и Костромой, но что поделаешь, если в нашем городе она не слишком востребована, зато в Костроме ей создают все условия - и владыка Александр, и регент хора Олег Овчинников - оба, кстати, вятские. <Если бы у меня были дети, я бы хотела, чтобы они жили и учились в Америке, - призналась Тамара. - А я никуда не денусь из России, жить здесь - это мой крест. Мне дан божий дар - умение петь, но я его не реализовала до конца - из-за условий жизни. Поэтому сейчас хочу работать в меру, чтобы сберечь голос и выступать как можно дольше, - хотя Александр Ведерников советовал мне: надо петь больше. Конечно, хорошо бы найти золотую серединку, но где она?>

   Михаил КОКОВИХИН


Номер от 22.08.1997


Hазад