Информационно-аналитический еженедельник 'Вятский Наблюдатель'

Hомер 20 за март 1996 года.

Культура

 •• ТВ с первого взгляда. ОБСИРЕНИЛИСЬ В МЫЛЬНОМ ТУМАНЕ!

23 марта ГТРК <Вятка> показала 15-ю серию мыльного опуса <СИРЕНЕВЫЙ ТУМАН> (М-студия, автор и ведущий В.Микрюков, реж. И.Панкова, ассистент реж. Е.Микрюков).

Казалось бы, всем известно особое свойство тумана - скрадывать очертания предметов, прятать их начала и концы, стирать грань между подлинным и мнимым. Но в очередной (пятнадцатый) раз в течение 35 минут эфирного времени сиреневая дымка передачи пыталась скрыть очевидное - отсутствие внятной художественной формы. Как в искусстве незапамятных для бывшего идеологического работника времен, здесь хорошее побеждалось еще чем-то более замечательным. Ну, скажем, если передача начинается с поездки на инсценированный для съемки пикник (более комфортный вариант туристско-комсомольского слета), то от шашлыков и песен на фоне елок куда дальше сюжет может вывернуть? - К апофеозу праздника! Сияя голливудской улыбкой, ведущий так и говорит: <К самовару сходим!>

Песни, сочиненные и исполняемые его друзьями, лишь дополняют этот, санкционированный В.Микрюковым, <праздник жизни>. Они так и не становятся содержанием передачи. Собственно рефлексия героев по поводу творчества (<Ты играешь так, я играю так и энтак>) почти совсем не занимает автора-ведущего программы. Его роль вообще выглядит безликой. Это происходит оттого, что он как бы отождествляет себя с героями: <А кто я есть? Простой советский парень>. И оттого, что он не желает (или не умеет?) оформить авторское отношение к предмету разговора: соотнести народное творчество с искусством, авторскую песню - с самодеятельной.

Это автор, в арсенале которого напрочь отсутствует ирония. Подозреваю, что виновата в этом не столько любовь к своим героям, сколько наивная серьезность провинциальной культуры. В результате возник эффект, лично меня потрясший: диссидентский шлягер 70-х о <простом советском человеке> звучит в передаче как манифест самодовольства, без кавычек, всерьез (<А где живу? Живу я в личном доме, в своем простом особняке. Стоит он на Москва-р<'>'л Л что я ем? Простую осетрину - простую русскую еду. Ловлю ее в своем пруду. А что я пью? Я пью коньяк, простой коньяк <Наполеон> - вчера прислали мне вагон...>). И кажется, что время остановилось, что нет никакого шанса дистанцироваться от себя 20-летней давности - и почувствовать разницу.

   Генриетта СМЕЛЯНСКАЯ


Номер от 29.03.1996


Hазад